История Идринского района

с. Идринское 2011 г.
с. Идринское 2011 г.

 До прихода русских на территории Идринского района проживали татары. Они появились, по-видимому, ещё в XIV веке, когда Золотая Орда распалась на ханства. Да и назва­ния рек и гор носят чисто тюркские названия - горы Тигей,
Байтак; реки Хабык, Сыда, Аатар.

Заселение территории современного района началось еще в глубокой древности, о чём свидетельствует ком­плекс археологических памятников, расположенных в окрестностях сел Идринское, Большой Телек, Май­ское Утро, Куреж и Средняя Салба. Датируются они III тысячелетнем до н.э. - XII-XIII веками н.э.

В двух километрах вос­точнее села Большой Телек стоит стела Окуневской куль­туры (первая половина вто­рого тысячелетия XIII века до н.э., эпохи ранней бронзы). которая является угловым кам­нем ограды Татарского кургана. Открыта она краеведом А. Д. Гринь. Личина стелы выделена на узкой грани, имеет яйце­видную форму. Показаны три глаза, поперечные полосы под глазами и ноздрями, «бычьи» рога. Сохранена нижняя часть отходящего вверх вертикального отростка. Все линии выпол­нены выбивкой с последующей прошлифовкой. Это всё, что осталось от некогда обитавших здесь кочевых племен, часть из которых успела заблаговременно бежать от нашествия орд Чингисхана и укрылась за Саянским камнем.

Как свидетельствуют археологические материалы, най­денные во время раскопок, в древние времена здесь обита­ли кочевые племена смешанного европеоидно-монголоидного типа, занимавшиеся скотоводством. В Идринской библиотеке-музее имеются бронзовые и медные орудия вой­ны и труда скифской культуры.

Но к приходу русских на территории современного Идрннского района в основном обитало племя койбалов, ко­торое перекочевало из Минусинских степей в подтаёжные районы Восточного Саяна, привлечённое обилием пастбищ и чистой воды.

История заселения района русскими людьми берёт свое начало с села Идринского. По данным переписи населения 1926 года в сборнике по Минусинскому округу стоит дата - 1736 год, на чём основывается эта дата, не указано. До­революционный историк В.А.Ватин (документы Минусин­ской земской избы) указывает на деревню Идринскую, как на «вновь заведенную» на основе выписки из книги поду­шного сбора за вторую половину 1796 года. Там указано три фамилии: Спиридоновы, Гагаркины, Крапивины.

Красноярский историк Г.Ф.Быконя считает, что Крапивин между 1771-1779 годами переселился с сыновьями и внуками в деревню Идринскую. И первое документально достоверное известие о деревне Идринское встретилось в исповедной ро­списи прихожан Воскресенской церкви Абаканского ведом­ства Красноярского заказа за 1779 год. В подтверждение этой точки зрения говорят данные Центрального государственно­го архива древних актов Москвы. Таким образом, есть осно­вание считать, что деревня Идринская основана в 1779 году. Всего в документах встречаются пять названий села: Идрйнская, Идренская. Идрниская, Идра, Идринское. В настоя­щее время употребляются два последних названия. Однако на основании свидетельств старожилов села принято считать годом основания Идринского - 1736 год.

Что касается первого поселения русских людей, то оно связано с Абаканским острогом, который был поставлен ле­том (в августе) 1707 года, по указу русского царя для закре­пления южных границ государства и зашиты местного на­селения от набегов кочевников-маньчжуров. Подобные остроги повсеместно основывали казаки, гарнизоны которых содержались за счет государевой казны. Многие из казаков-годовальщиков отслужив службу и получив царское разре­шение на поселение в здешних местах, решили остаться на этих привольных землях, изобиловавшими строевым лесом и землями, пригодными для пашни.

Зимой, когда лед прочно сковал реки, группа «служивых людей» поднялась вверх по реке Сыде. В их числе были Кра­пивин, Ошкуков, Терских, Любимов, братья Гордеевы, Спи­ридоновы, Гагаркины.

Пришельцев окружала не только суровая природа, но и племена, которые не могли иначе относиться к ним, как к за­воевателям, притеснителям, обложивших их данью. Между тем русские сразу установили определенный размер дани, в основном шкурками соболя. А с тех, кто не мог промышлять зверя, взимали дань железом, топорами, орлиными перьями. Это был, говоря современным языком, цивилизованный под­ход к определению налогов. Поэтому постепенно местные жители проникались доверием к русским. Начали осваивать и некоторые прогрессивные хозяйственные методы и приё­мы их работы, одновременно знакомя новых соседей и со сво­им богатым опытом выживания в суровых условиях, исполь­зования местных съестных ресурсов в критические моменты.

Предки койбалов говорили на самодийской группе енисей­ских языков, но к XIX веку перешли на тюркский (хакасский) язык. Постепенно они ассимилировались с русскими и вместе с ними образовали новый тип коренного сибиряка - чалдона.

Царское правительство всячески поддерживало первых поселенцев, поэтому ранней весной 1737 года из Красноярска в Идру было отправлено несколько невест, которые должны были, по обоюдному согласию, вступить в брак с казаками.

Наплыв переселенцев обусловил появление новых населен­ных пунктов Шалаболино, Пойлово. Шошино. Через три де­сятка лет от Идры проторили дороги к своим заимкам местные крестьяне на речку Хабык, на речку Телек и в другие места.

Заметное влияние на освоение Приенисейского края и, в частности, его южных территорий оказали реформы М. М. Сперанского, направленные на развитие Средней Си­бири и использовании ее природных богатств. Еще до отмены крепостного права в 1861 году, крестьянам было разрешено переселяться на вольные сибирские земли с отсрочкой на­логов и выдачей так называемых «подъемных» на обустрой­ство на новых землях. В последней трети XVIII века населе­ние нынешнего Идринского района начало заметно расти за счёт переселенцев из западных губерний России. В окрестно­стях Идринского начинают возникать новые поселения: Боль­шой Хабык, Малый Хабык, Большой Телек, Старые Кныши, Васильевка и другие. После крестьянской войны под предво­дительством Е. И. Пугачева сюда ссылаются казаки и ураль­ские мастеровые Жарковы, Михайловы, Симагины и другие, что ещё более увеличило приток русского населения.

Сохранились архивные данные посева озимых и яровых культур: 1884 год - озимые - 340, яровые - 9648; 1885 год (соответственно) - 782. 12114: 1886 год-594. 11646: 1887 год - 576, 14670. Снято урожая с указанной плошали (в чет­вертях): 1884 год- 1360, 23210; 1885 год - 1995. 32682; 1886 год - 3564. 34976; 1887 год - 4032. 50347.

Уже с 80-х годов XVIII века идринцы помимо земледе­лия, скотоводства и промыслов начали активно заниматься «ямщицкой ганьбой», уделяя немалое внимание перевозке производимых на территории грузов, в первую очередь про­довольствия и изделий мануфактуры.

Новой вехой в истории развития территории стало об­разование Енисейской губернии в 1822 году. В 1823 году Идринское становится центром волости, вошедшей в Ми­нусинский округ. Затем Идринская волость вошла в состав Абаканской (Краснотуранской) волости. В 1886 году была выведена из состава Абаканской волости.

В волостное правление входили: волостной голова, вы­борные староста и писарь. Функции волостного правления были аналогичны функциям сельских приказов: сбор нало­гов, ответственность за несение крестьянами государствен­ных повинностей. Из среды государственных и удельных крестьян выбирались полицейские должностные лица по одному человеку на десять дворов. Для определения поду­шной подати проводились ревизии, которые впоследствии были названы «ревизскими сказками». Для решения всех важных вопросов собирался волостной сход. Он избирал во­лостной суд, членов волостного правления.

В 1889 году в Идринском было открыто двухклассное приходское сельское училище при церкви с пятью препода­вателями и 200 учащимися. Имелись участковая лечебница с участковым доктором, кредитное товарищество, хлебный магазин, казенная винная лавка.

В 1914 году была воздвигнута Георгиевская Православная христианская церковь, построенная на деньги членов Право­славной христианской общины. Приход состоял из жителей села Идринского н деревень: Большая Идра, Большого и Ма­лого Телека. Богослужение проходило во все воскресные и праздничные дни. Церковное строение было каменное с ко­локольнею из шести колоколов. Самый большой колокол ве­сил 58 пудов 32 фунта (около тонны) и стоил 914 червонных рублей. Звон колоколов был слышен в Большом Хабыке. На крыше храма - 12 позолоченных крестов. Иконостас состоял из трёх ярусов с 24 иконами. При церкви была библиотека.

В советское время церковь была закрыта, в ней располагал­ся склад. Простояв чуть больше 40 лет. в начале 60-х годов XX века церковь была разрушена. Старожилы села помнят, с каким трудом разрушали храм. Умели наши деды строить на века.

Большую роль в жизни села играла сходка или сборня - сельский сход. Здесь решались практически все вопросы, на­чиная от поскотины и заканчивая архитектурным обликом села. Вокруг Идры находилась изгородь, называемая поско­тиной. У каждой семьи был свой участок, за которым она обязана была следить и чинить его, чтобы скот не вышел на посевы и не потравил их. В конце XIX века на сходке было принято решение иметь запас зерна на случай стихийного бедствия. Зерно хранилось в двухэтажном здании, которое находилось в районе современного стадиона. Запас хранили три года, затем обновляли. Здесь же на сходне решили, что делать с ворами. К ним применяли физические наказания, устраивали, по сути, самосуд. Но такая мера была действен­на - воров не было. На сходке решали, куда селить вновь прибывших переселенцев, здесь же им отмерялся покос и пашня. Постоянных переделов покосов и пашни не было. Его могли увеличить или изменить только по просьбе само­го хозяина и только решением сходни. В «мирском» сход­не принимали участие только мужчины. Во главе общинно­го самоуправления выбирались сельский староста и писарь. Староста руководил собранием, а писарь вел протокол.

В 1897 году петербургская газета «Сибирь» в одной из заметок отмечала хорошую работу народной библиотеки в селе Идра Минусинского уезда. За этот год её посетило 107 чело­век, которым было выдано 1000 газет, книг и журналов.

В Сибири дворян было мало, но каким-то образом при­мерно в 1906 году появилась в Идринской волости семья дворянина Владимира Петровича Куроша. Статный, кра­сивый дворянин носил охотничью шляпу с пером и мечтал вывести сорт многоколосной пшеницы. Когда он заходил в административное здание Идринской волости, уважая его социальный статус писарь громко требовал: «Встать!».

Владимир Петрович Курош — дворянин из Смоленской области, Красного городка, во время массовых беспорядков в 1902 году сгорела его усадьба и конюшня с лошадьми. Владимир Петрович с матерью и женой Лидией уезжает в Сибирь, Абаканское (ныне Краснотуранск), где планировал заняться овцеводством и не получилось. Вместе с се­мьей отправляется вверх по Сыде и остановился при устье Канзыба (место слияния с рекой Сыда, в 40 км от села Новотроицкое), Здесь он подружился с мальчиком Василием Никифоровым, которым стал незаменимым помощником на охоте. Нанял наемных рабочих и построил усадьбу. В 1922 году - умер, жена и дети уехали в сторону Минусинска.

 

"Буква С"

 

 

Идринский район 2011 г.
Идринский район 2011 г.

Начало XX века

В 1911 году к Идринской волости относилось 12 сёл и де­ревень с 1419 хозяйствами и общим населением в 8761 чело­век. В том числе: деревни Адриха (153 двора. 877 жителей); Больше-Идринская (127 дворов. 674 жителя); сёла Большой Телек (133 двора, 767 жителя); Большой Хабык (161 двор, 1082 жителя); деревни Куреж (141 двор, 802 жителя); Черемшанка (71 двор, 472 жителя); Малый Телек (69 дворов. 669 жителей); Малый Хабык (1151 двор, 980 жителей); сёла Отрок (145 дворов, 824 жителя); Большая Салба (181 двор, 1237 жителя); деревня
Средняя Салба (87 дворов. 467 жите­лей)
и заимка Соколова.

В 1911 году начала функционировать волостная больница.

Уже к 1917 году в волости имелось 11 тысяч голов круп­ного рогатого скота, около 9 тысяч лошадей, 26 мукомольных мельниц, 5 маслобоек, почти два десятка мелких мастерских (кожевенных, жестяных и др.). 11 школ первой ступени.

Постепенно начала развиваться местная промышленность. Но преобладали мелкие предприятия по переработке продук­тов земледелия и животноводства: кожевенные в сёлах Б-Идра, Адриха, Идринское, Отрок, Новотроицк и мукомольные, рассчи­танные на частичное удовлетворение местных потребностей.

Недалеко от села Идринское на реке Сыде стали строить­ся водяные мельницы. Первая была построена И.В.Журавлевым в 1876 году. В 1896 году построены ещё две мельни­цы Журавлева и В.Колесникова, а в 1910-1916 годы одна за другой на реке Сыде построены мельницы Козина, Косова, Романова, Фролова.

В 1925 году их уже стало - 18 (Лутаг – 3; Адриха – 1; От­рок – 4; Козино - 2; Салба - 2; Б-Идра - 2; Колдыбай - 2; М-Телек - 2).

Средние и мелкие крестьяне старались сохранять и разви­вать домашние промыслы. Они по-прежнему изготавливали сельскохозяйственный инвентарь, мебель, деревянную и гли­няную посуду. Но в отличие от XVIII века массовым стало изготовление домашних сукон и холста, из которого шили одежду, делали кули и портянки. Из шерсти изготовляли гру­бошерстное сукно, кушаки, варежки, валенки, войлоки: выде­лывали кожи и кожаные изделия: обувь, конскую упряжь.

По статистическим сведениям обследования мелкой и кустарно-ремесленной промышленности на начало XX века отмечается развитие производств масла, сыра, дегтя и кирпича. В частности: в Большом Хабыке имелись масло­дельный и сыроваренный заводы: в селах Екатерининское. Куреж, Адриха, Б-Хабык - маслобойные заводы: в Новотроицке - дегтярный завод; в Кнышах - кирпичный завод; в Лутаге - турбинная мельница; в Куреже - конная маслобойка. Крупорушки имелись в 22 населенных пунктах.

Слесарные мастерские имелись в Б-Идре - 4; М-Кнышах - 2; С-Мигне - 5; Никулинском – 1; Сп.- Преображенском – 1; Б-Телеке - 2; Еленинске – 4; Екатериновке - 2. Практиче­ски в каждом селе и деревне были свои кузнецы, сапожники, овчинники, портные, плотники, столяры, пимокатчики, бон­дари, жестянщики и другие мастеровые.

Постепенно среди ремесленников начала выделяться не­большая группа людей, использующих наемный труд. Обыч­но это были небольшие мастерские, где работало от 2 до 6 человек, включая хозяина.

Бурные события 1917-1920 годов пагубно отразились на жизни местного населения. За годы Гражданской войны по­севные площади под яровые культуры сократились с 14670 десятин до 9648, под озимые - с 567 до 300. Наполовину стало меньше крупного рогатого скота, лошадей, свиней и овей.

Идринская земля долгие годы славилась своими труже­никами. Добротная целинная почва давала щедрые урожаи пшеницы, озимой ржи и овса, а пойменные и еланные земли - избыток корма для скота. Большим подспорьем являлись богатая охота и рыбная ловля. В начале XX века на одно кре­стьянское хозяйство в среднем приходилось по четыре ло­шади, три коровы, семь овец, четыре свиньи, 8-10 десятин пашни. На всей протяженности реки Сыды действовало 26 мельниц и 23 пруда, где разводили рыбу.

Определенную роль в развитии земледелия Идринской волости сыграл Минусинский краеведческий музей, кото­рый распространил среди крестьян-земледельцев около 20 сортов различных семян пшеницы, ржи, овса, льна, свеклы, табака, овощей и арбузов. Была даже освоена местная агротехника производства арбузов скороспелых сортов. Приме­чательно, что за свой вклад в развитие сельского хозяйства Идринской волости внесли и политические ссыльные, быв­шие в основном, людьми образованными. Так, по воспоминаниям Анатолия Давидовича Гагаркина, в доме его бабуш­ки Марии Петровны Гагаркиной (по прозвищу Солдатовой) квартировали многие ссыльные эсеры и социал-демократы. Через нее они поддерживали связь с местными жителями, обучали их передовым приемам труда, помогали внедрять новые copтa сельскохозяйственных культур.

В 1920 году в Идринском была организована государствен­ная ветеринарная служба. Заведующим первым ветеринарным пунктом был назначен И.И.Лазовский. На следующий год райисполком ходатайствовал перед вышестоящими органами об увеличении штата службы из-за большого объёма работ.

На 1 октября 1921 года в районе проживало 34679 чело­век, в том числе 16862 мужчин и 17817 женщин (по стати­стическим данным научного сотрудника партархива крайко­ма КПСС Н.Матвеевой).

Площадь посева составляла 15215 десятин, по культурам озимой ржи – 4708, ярицы –  982, пшеницы яровой – 6573, овса – 4720, ячменя – 14, гречихи - 427, полбы - 27, проса – 1190, картофеля - 285. Сеяли 201 десятин льна, 338 десятин конопли. Около половины площади земли, пригодной для посевов, находилось под парами.

Общественный семенной фонд составлял 1413 пудов.

Из сельхозинвентаря в районе значилось 2461 плуг, 3190 сох, 11093 простых борон и лишь 20 пружинных, 15 лапчатых, 2 дис­ковых, 161 жаток, жатвенных аппаратов 42, сортировок - 250, молотилок – 285, сенокосилок – 272, конных грабель - 253.

Лошадей рабочих – 10122, племенных- 5 тысяч: дойных коров- 10051, 3161 нетель; молодняка до года - 5856; 2127 бычков, 3858 баранов и 28435 овец, 2699 свиней.

Бедняцкие хозяйства составляли 87,5%, середняки – 11,1 %, зажиточные – 1,4%, на долю последних приходились лучшие земли и выпаса. Беднота, как правило, хлеба своего не имела, брала его у богатеев в долг по весне, отрабатывая взятое в летнюю страду.

В начале 1925 года в Идринский район был направлен для обследования экономического и социального состояния сел представитель бюро Минусинского уездного комитета Грингоф. В характеристике экономического состояния района к 1924 году подчеркнуто, что число хозяйств на территории Идринского района за пять лет выросло с 1521 до 1977, значи­тельно уменьшилось количество хозяев, засевавших до четы­рёх десятин. И все же проверяющий как бы сетовал на то, что в районе бедняки составляют 87,6 % от общего числа крестьян­ских хозяйств, середняков – 11,1%, а зажиточных - 1,4%. Без­лошадных хозяйств - 119 (2.5% от общего числа хозяйств). Отмечает также увеличение посевной площади с 94000 деся­тин до 141000 за период с 1920-1924 годов, но уменьшение крупнорогатого скота. Практикуется наем лошади, причем за одну лошадь человеку надо отработать один день. Интерес­ные цифры по оплате по найму. В месяц работнику платили от «6 до 10 рублей при «хозяйской одежде и харчах» по договоренности. В оплату вместо денег за год батрак мог получить по пол десятины засеянной для него пшеницы и ржи, а также новую шубу, новые «катанки», пару бродней (летняя кожаная обувь), шабур, пару верхнего белья, рубашку и брюки.

По данным Грингофа следует, что в Идринском райо­не на тот период имелось: 57 мельниц, 59 кузниц, 12 коже­венных заводов, 13 маслобойных заводов и 17 прочих ма­стерских. Все эти предприятия были кустарными и имели исключительно местное значение. В большинстве случаев промыслами занималась «средняцкая группа» крестьян и то, как дополнительным занятием, за исключением сапожных мастерских, которых было 12.

Грингоф подчеркивает, что сбыт всей продукции кустарями производится самостоятельно. Некоторым тормозом в развитии промысловых предприятий являлись налоговые сборы. В при­мер приводится случай с крестьянином Егором Пяткиным из села Мигна. С его мельницы, кроме всех сборов (патент, уравнительный, подоходно-имущественный сбор в пользу пострадав­ших от неурожая) брался и местный сбор, который составлял 57 рублей 65 копеек. И таких примеров было множество.

Грингоф приводит интересные факты, касающиеся раз­вития частной торговли. Летом сезонно работает всего одна частная мясная лавка, базаров нет. Устраивались только яр­марки, на которых продавались продукты сельского хозяй­ства, пушнина, кожи, волокно, птица, дрова и изделия ку­старного производства.

История Идринского района, "Буква С"

 

Идринский район
Идринский район