Д. Г. Мессершмидт. Из дневника путешествия в Сибирском государстве.

Страницы истории Абаканской волости

Из дневника путешествия в Сибирском  государстве 1721-1722 годы. Д. Г. Мессершмидт.

21 Декабря 1721. За ночь мы проехали 25-30 вёрст и в четверг 21-го прибыли в деревню Белыкская, она расположена на речке Белык, которая впадает в Енисей. Здесь мы остановились на весь день и дали отдохнуть нашим измученным лошадям.

По данным 5 ревизии населения (1795 г.) в деревне Белыцкая проживало 18 мужчин.

22 Декабря 1721. В 3 часа ночи, 22 (пятница), поехали от Белыкской вверх по Енисею. А утром около 11 часов мы подошли к устью реки Сыды. Наши лошади сильно измотались, и мы повернули на лево к деревне Торгашина, где подкрепились. После небольшого отдыха, мы поехали к Абаканскому острогу, куда с Божьей помощью и поддержкой пришли к 8 часам вечера.

В ревизских сказках по 5-7 ревизии в деревне Торгашино жило: 1795 г. – 13 мужчин, 1811 – 13, 1815 году муж-11, жен-11.

23 Декабря 1721. Рано утром 23-го я пошёл к приказчику Алексею Прохоровичу Василевскому, показать ему отписку из Томска. В 1721 году село Абаканское состояло из деревянной церкви, крепости с медной пушкой и немногих жилых дворов.  В ревизских сказках по 5-7 ревизии в Абаканском остроге жило: 1795 г. – 13 мужчин, 1811 – 14, 1815 году муж-8, жен-13.

24 Декабря 1721. 24 (воскресенье) пришли татары, мои служивые, и сказали, что приказчик взял лошадей, так как они ему дали 2 гривны. Я пошёл сегодня к нему по поводу квартиры для меня.

Он предоставил жильё без хозяев.

26 Декабря 1721. Сегодня, 26 (вторник), была прекрасная погода и мы решили поехать к татарам к реке Сыде. Сначала остановились на пару часов в деревне Торгашина, находится в 6 старых верстах от острога, отсюда вверх по реке Сыде 2 старые версты до татарских юрт. Здесь мы остановились на ночь и расспросили татар о различных вещах. Среди татар там были два татарина из другого рода, которые говорили на другом языке - камасинском, на котором говорят татары между Енисеем и Ангарой или у Канского и Удинского острогов.

Следующий язык называется койбал-киштымский, и на нем говорят татары на р. Кан. Что касается татар, которые живут на р. Сиде, то состоят они из нескольких родов (которые остались здесь после войны с Алтын-ханом и киргизами), а именно из аринцев, киштымцев и тубинцев. Аринцы (Ara) — по-татарски значит оса — были в древности очень сильными и могучими людьми, которые, подобно тому, как стая ос преследует стадо, жалит и гонит, также гнали, кололи и убивали многие народы. Но их теперь здесь осталось очень мало, всего не больше 40 или 50 человек. Тубинцев уже больше здесь нет, их остатки ушли с Алтын-ханом и киргизами. Киштымские татары — это люди, жившие в лесах, первый князь которых одновременно с аринцами подчинился русскому владычеству. Его звали Койбал, и поэтому одну часть среди них называют койбал-киштым. Они состоят из различных улусов, волостей или родов, некоторые из них ушли с киргизами, но многие осели здесь. Во-первых, бельтирский род, живёт на реке Уйбат и платит свой ясак в Кузнецк. Волость Цыца лил Цылар живут на реке Ой или Оя, некоторые ещё тут, но остальные ушли с киргизами. Я спрасил этих татар, как они хоронят умерших. Он сказал, аринцы, тубинцы и эзерцы кладут в могилу вместе с военным его оружие, а именно лук и стрелы и пр. Закалывают его лучшую лошадь, снимают с неё шкура, крепится вместе с головой на древко и устанавливается над могилой. А мясо они съедают. Что касается женщин, то сразу после родов мать с ребёнком три раза обмывают, и так в течении 7 дней. Мужчина пока ничего не должен с ней делать, До тех пор, пока не придёт чажак и не даст ребёнку имя. Если это долго не происходит, это делают отец и мать. В течении 7 дней она,  мать, обкуривается травой, которая называется Ирбен (Богородска трава). О клятвах, которые дают живущие здесь. Клятву приносят на медвежьей голове — кусают медведя в нос. Обвиняемый или подозреваемый при этом стоит в середине между собакой и оленем. Затем этих животных отпускают и наблюдают, в какую сторону они побегут, туда же должен уйти и обвиняемый, т.к. после такой клятвы он не смеет оставаться со своими земляками. Если же обвинение незначительное, то лижут они свой большой палец и говорят при этом: “Бог будет меня судить, виновен я или невиновен”, в чем и состоит вся клятва.
27 Декабря 1721. 27 (среда) рано утром была довольно хорошая погода, ясно, безветренно и умеренный холод. Около 1 часа дня мы поехали из этих юрт назад и в 4 часа достигли деревни Торгашина, где мы задержались почти на 5 часов. Около 8 часов вечера мы добрались до Абаканского острога.

31 Декабря 1721.  В канун Нового года к Д. Г. Мессершмидту явился казак Григорий и сообщил о там, что знает по близости курган, вокруг которого стоят камни с выбитыми на них знаками и фигурами.  По единогласному заверению здешних служивых «могила до сих пор была еще не рыта». Мессершмидт с казаком слугу Петра удостовериться и 3 января 1722 года, с трудом выхлопотав у приказного три лошади, отправился следом на противоположный берег Енисея.

В насыпи кургана над гробницей они прорыли шурф глубиной до 3-х метров и «после большого количества выбранной земли нашли ясно различимые кости скелета» и несколько обломков серебра и меди «что возбудило надежду найти там ещё больше вещей». Но сколько дальше не копали, ни чего не нашли, а по этому 6 января «бросили работу».

16 Февраля 1722.  16 (пятница), около часа ночи, при свете луны господин Мессершмидт покинул Абаканский острог. В 4 часа утра пришли в одни татарские юрты на левой стороне Енисея, под названиям яринцы, и остановились здесь на полчаса. И, наконец. К 1 часу ночи. 17-го (суббота) достигли татар, от Белыка должно быть около 35 новых вёрст, и эти юрты располагались с левой стороны Енисея. Мы остались здесь до 7 часов утра и потом поехали вниз по Енисею. В 8 часов вечера мы приехали в Новосельцы (Новосёлово), это была недавно основанная русская деревня из 3-х домиков. Здесь мы остановились переночевать.

18 Февраля 1722.  Рано утром 18-го (воскресение), в 8 часов выехали, в деревню Трифон мы пришли в 11,30 часов. Около 2,30 мы поехали от деревни Трифонов, всё время по Енисею и в 6 часов вечера пришли в деревню Медведева, расположена она на правой стороне Енисея, от деревни Трифон приблизительно 20 вёрст. Здесь в этой деревне были очень добрые люди, которые очень хорошо нас встретили, поэтому здесь мы остались ночевать.

19 Февраля 1722.  В 9 утра мы выехали из Медведева и через 2,5 часа проехав 18 вёрст, приехали в деревушку Сисим, расположена на речке Убей. От деревни Сисим мы поехали и прибыли в Караульный или Верхний острог в шестом часу. Острог расположен на левой стороне Енисея.

На фото: Абаканский острог. Карта Среднего Енисея 1750 г.

 

Источники информации.

1. Д. Г. Мессершмидт. Из дневника  путешествия  в Сибирском  государстве 1721-1722 годы.

Исторический архив. № 2. 2003

2. Д. Г. Мессершмидт. Дневники. Томск-Абакан-Красноярск. 1921-1822. – Абакан:

ООО «Кооператив «Журналист», 2012 г.

3. Ревизские сказки по 5-7 ревизии (1795-1815 г.), хранящиеся в архиве Красноярской городской управы.

Страницы истории Абаканской волости 1722 год.

Из дневника путешествия Д. Г. Мессершмидта (12-30 сентября 1722 г.).

От Саянского острога по Енисею до деревни Сисим.

 

12 Сентября 1722 (среда) была приятная тёплая погода. Сегодня проверяли лодки, большие лодки, одна была пригодна, другая имела течь, взяли вместо неё ещё 3 маленькие лодки, две из которых связаны, чтобы перевезти повозку и имущество, третья была отдана моему слуге и денщику Михаилу для охоты. В 3 часа я отправился, с именем Господа, от Саянского острога по воде, вниз по Енисею. В этот день я проплыл по Енисею 4 часа.

13 Сентября 1722 (четверг) в 12 часов, в поддень, я достиг устья реки Оя. В 3-30 часа причалили к острову, чтобы поесть, потому, что в этот день ничего не ел кроме чая. Я остался здесь ночевать.

14 Сентября 1722 (пятница) с утра была ясная прекрасная погода. В 8 часов утра я отплыл и к 11-45 часа достиг устья реки Абакан. В этот день по Енисею я проплыл 7,5 часов. В 4 часа причалили к Рыбацкому острову, где я решил поесть, а затем переночевать.

15 Сентября 1722 (Суббота) с утра погода была пасмурная, моросил дождь, но безветренно. После обеда поднялся сильный ветер. Этот день я большую часть провёл в палатке, чтобы работать над каталогом и остался здесь ночевать.

16 Сентября 1722 (воскресенье) в 10 часов утра я отплыл от этого острова, на котором росли берёзки, тальник. В 11 часов я проезжал устье реки Тубы. В 4 часа я пришёл в деревню Козлово или деревня Бирь, которая расположена на правой стороне Енисея и в ней проживает 6-7 семей.

17 Сентября 1722 (понедельник) была ясная и прекрасная погода. В 2 часа после обеда я распорядился отплыть от острова у Козлова, 3-45 часа прибыл в Абаканский острог. Я распорядился поставить палатку у Абаканского острога на берегу Енисея. Приказчика Алексеа Прохоровича Василевского не было на месте, но он оставил заместителя одного торгового человека из Торгашина.

18 Сентября 1722 (вторник) я дожжен был провести здесь, чтобы достать хлеба и сухарей для дальнейшего путешествия, помыться в бане. Я находился в палатке, делал записи и остался здесь ночевать.

19 Сентября 1722 (среда) с утра воздух был очень холодный и ветрено, но при этом ярко светило солнце. После обеда Яков Васильевич Селенга принёс мне маленькую медную пластинку из здешних могил, отлитую в форме дубового листа, на правой стороне был изображен барельеф прямо стоящей белки, обратная сторона была совершенно ровная, ее вес был 97,5 г. Сегодня Иван Ковричин, мой переводчик, который теперь был опущен, принёс немного кренделей и хлеб (По записям 1854 г. из Метрической книги Николаевской церкви Белоярского села. В селе Белоярском жили: Семён Ковригин, Фёдор Ковригин, Яков Худяков, Иван Худяков, Е. Горшков); вместе с тем исполняющий обязанности приказчика прислал мне 50 великолепных калачей, которых бы мне хватило до Красноярска, продал мне ещё 0,25 фунта табака и две банки чая (по фонту каждая).  Между тем я работал усердно над записями в дневнике по орнитологии и ботанике, и остался здесь еще и на эту ночь, с желанием на следующий день отправиться дальше.

20 Сентября 1722 (четверг) с раннего утра была ветреная и сырая погода, так, что я не осмелился отправиться в путь. Шторм усиливался, я был вынужден ещё раз здесь переночевать, так как он сорвал палатку и всё остальное, я должен был переехать в ближайший пустой двор.

21 Сентября 1722 (пятница) в 7 часов утра, послала мне моя прачка, русская старушка , немного яиц, молока и калачей на завтрак перед поездкой, что в моем плачевном состоянии было очень даже кстати. В 9-30 я распорядился отчалить от Абаканского острога, в 10-30 проплывал реку Сыда. В 12 часов, в полдень, мы были у берега, где реки Тесь. В 12-30 я проплывал устье речки Эрба. Наконец, в 2 часа после обеда я достиг деревни Белык, справа от Енисея. Здесь я распорядился причалить против Белык на острове слева по течению, чтобы пообедать и осмотреться вокруг.  С приготовлением обеда затянулось почти до 4-30 часа, так, что я решил на ночь остаться здесь.

22 Сентября 1722 (суббота), утром была приятная хорошая погода. В 11 часов перед обедом я оплыл от этого острова. В 12-30 начался сильный шторм, мы доплыли до «Долина ветров».

В этот день я проплыл не более 1,5 часа.

23 Сентября 1722 (воскресенье) была пасмурная, штормовая, сырая и холодная погода с градом.

Сегодня продолжали сушить имущество на ветру.

24 Сентября 1722 (понедельник) была пасмурная, ветреная и холодная погода с градом. Имущество ещё полностью не высохло, поэтому я должен был остаться ещё на один день и переночевать.

25 Сентября 1722 (Вторник) с утра было ещё очень пасмурно и ветрено,; после обеда стало прояснятся и ветер стал тише. В 5-30 я отправился дальше. В 7 часов, после того как я проплыл Чёрный камень, снова поднялся сильный шторм, и вынужден был причалить к острову.

26 Сентября 1722 (среда) с утра кругом лежал снег и продолжал постоянно идти. В 7-30 ветер успокоился, и я продолжил свой путь. Я проехал 6 часов. Ветер свирепствовал всю ночь и при этом был сильный мороз.

27 Сентября 1722 (четверг)  в 9 часов утра буря немного улеглась. В 9-30 проплыли мимо Нового села. Я плыл дальше и достиг в 12-45 деревни Трифонов. Во всей деревне я не нашел никого кроме одних женщин, потому что все крестьяне сбежали. Наконец появился Трифон, который был старшим в деревне.

28 Сентября 1722 (пятница) буря продолжалась, мороз усиливался. На ночь я остался здесь.

29 Сентября 1722 (суббота) с утра очень сильно всё замёрзло. Между тем в 11 часов я отправился в путь от Трифонова, в 1-15 достиг деревни Медведевой, которая была справа по Енисею и около 15 вёрст от Трифоновой, где я задержался до 4 часов, при хорошей погоде я смог идти дальше, и в 7 часов вечера, когда уже было сумрачно, достигли деревни Сисим.

30 Сентября 1722 (воскресенье) в 11 часов до обеда я пошёл от деревни Сисим дальше до Верхнего острога.

Река Сыда
Река Сыда